Форум НБП-Киев

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум НБП-Киев » Личности » Радован Караджич - великий сын сербского народа


Радован Караджич - великий сын сербского народа

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Радован Караджич. Великий сын сербского народа

http://www.nazbol.ru/images/b/1689.jpg

Автор: Milan Stoletovich

...Не смей верить, что полночь черна,
что этого не изменить и такова Божья воля.
Кое-что происходит и по твоей воле...
Стоит надеть военные башмаки,
что - словно свирепые псы - крепки и мощны,
ждут тебя на пороге,
тут же помимо воли своей
ты снимешь ружье со стены и
отправишься в свой путь
по разбитой дороге
Р. Караджич

Из-за ареста православного христианина и серба Радована Караджича племя Пивляне отреклось от своего соплеменника президента Сербии Бориса Тадича. Это первый случай в истории, когда какой-либо Пивлянин продал серба из Дробняков (Караджич - из племени Дробняков).

21 июля мир был потрясен новостью: арестован Радован Караджич! Сербы предали и продали серба.
Власти Сербии и представители Евросоюза объявили арест Караджича проявлением "примирения в регионе, создания основы лучшей жизни и облегчения для Сербии защиты своей территориальной целостности".

Все это ликование сил тьмы, победно расправивших свои крылья над бывшей Югославией. Но тех, кто был сокрушен этой новостью, несопоставимо больше, поскольку правда, пусть тысячи раз втоптанная в грязь, на стороне Караджича, который стал символом мужества и стойкости не только для боснийских сербов.

Караджич родился в Черногории в 1945 году. Долгие годы жил в Сараево. Когда в 1968 году в боснийскую столицу пришли студенческие волнения, он был в авангарде событий. В Сараево Караджич окончил университет. Врач - психиатр по образованию, совмещал работу в больнице с литературной деятельностью. Опубликовал несколько поэтических сборников. Во времена Тито, по словам самого Караджича, "быть сербом и писателем в Сараево автоматически означало быть диссидентом". Власти его не баловали: препятствовали публикациям, не вручали уже присужденные премии.

С началом югославской оттепели Караджич принял участие в организации национально-демократического движения боснийских сербов, затем возглавил его. В 1992 году, в начале гражданской войны в Боснии и Герцеговине, Радован Караджич был избран президентом Республики Сербской. Благодаря Караджичу сербы сумели отстоять честь своего народа. Они смогли создать свое государство на территории бывшей югославской республики Босния и Герцеговина, которое была официально признано по Дейтонским соглашениям.

Спустя многие годы в одном из интервью Караджич скажет: "Две вещи важны: это люди и государство. Остальное не так важно. Многие молодые люди, которые порой были единственными детьми в семье, отдали свои жизни за Республику Сербскую. Поэтому то, что произойдет со мной, не имеет особого значения. Моя жизнь настолько ничтожна по сравнению с тем, что значат создание этого государства, его будущее и будущее сербов к западу от Дрины. И я думаю, что добился главного в своей жизни, и могу сказать, что в этом смысле я счастливый человек".

В 1995 году Международный трибунал по бывшей Югославии, созданный ООН двумя годами раньше, обвиняет Караджича и генерала Ратко Младича в военных преступлениях, в геноциде мусульманского и хорватского населения Боснии и рассылает ордера на их арест.

Главным обвинением против Р. Караджича является обвинение в "уничтожении более 7 тысяч боснийских мусульман, произошедшее в июле 1995 года в Сребренице", якобы совершённое армией Республики Сербской, главкомом которой и был Радован Караджич. Несмотря на то, что само слово "Сребреница" стараниями СМИ уже стало без всякого суда символом "звериной жестокости сербов", на судебных процессах по этому делу версия не нашла своего подтверждения. Нет, Гаагский трибунал, конечно "установил", что в Сребренице "произошёл геноцид мусульман" и что "повинны в нём власти Республики Сербской", - да вот только любой, кто ознакомится с конкретными доказательствами, представленными в обоснование таких выводов, может с лёгкостью убедиться, что суд вынес неправосудные приговоры, основанные на предположениях, догадках, а подчас и откровенных фальсификациях .

Из этих мифических семи тысяч было обнаружено около 1,5 тысяч захоронений, однако, при этом около тысячи – это захоронения лиц, погибших во время вооружённых боёв, то есть это вовсе не жертвы среди гражданского населения. Что касается установления ответственности конкретных лиц, то здесь ситуация ещё хуже. Так, некто Мирослав Дероньич согласился дать показания против своих товарищей о том, что они планировали совершить геноцид, но – в обмен на снятие с него самого обвинения в геноциде! Главным показанием Дероньича стало его утверждение о том, что Радован Караджич приказал "убить их всех". Всё! Больше никаких доказательств. И их оказалось достаточно для того, чтобы квалифицировать обвинение как убедительное.

Но у сербов своя Книга памяти. Эти страницы не вмещаются ни в гаагские обвинения, ни в стандартные описания корней войны в Боснии и Герцеговине.

Вот какие свидетельства, от которых поистине душа выворачивается наизнанку, приводит сербская писательница Лиляна Булатович, долгое время исследовавшая вопрос Сребреницы:

"Я стояла на коленях перед Добриней Проданович из Ратковича, которая плакала навзрыд и причитала, вспоминая своего единственного сына. Эта женщина – истина! В 1993 году она кричала от боли, целуя череп своего сына. Тогда был сделан фотоснимок. А в 1995 году его опубликовали, представив ее мусульманкой, ее сына мусульманином и жертвами преступника Младича и его армии!

Деса Стоянович, мать 11-летнего Слободана, умерла от боли и горечи, не вынеся смерти сына, которого сначала пытали, а потом разорвали на куски. Он вернулся домой, чтобы отвязать любимого пса, которого его семья забыла, убегая от мусульман, когда бросали всё, чтобы только спастись… Деса – истина! Также как истина, что в районе Сребреницы во время войны не было убито ни одного мусульманского ребенка!

Милица Димитриевич тоже истина. У нее на заре 16 января 1993 года мусульмане убили из снайперской винтовки четырехлетнего сына Александра и 11-летнего Радислава… Бандиты Орича в тот день оборвали десятки юных жизней, абсолютно невинных. Разве что, их вина состояла в том, что это сербские дети. И Орич за это не осужден!!!

Истина состоит и в том, что в октябре 1992 года мусульманские бандиты пытались заставить семидесятилетнюю Стойку Степанович поджечь дом ее соседей Джокичей, а потом убили. Сами подожгли дом Джокичей, убили хозяина и его сына…

Истина это и концлагерь для сербов в Горни Поточары, где содержалась и шестилетняя Лиляна Вуядинович и беременная Мара Вуядинович…
И сейчас военных защитников этих людей – Радована Караджича и Ратко Младича – гаагские шулеры путем лжи и обмана хотят представить военными преступниками!"

С 1992 по 1995 годы Сребреница, несмотря на статус "демилитаризованной зоны под защитой ООН", являлась базой 28-й мусульманской дивизии, командовал которой Насер Орич, представший также перед Гаагским трибуналом, но оправданный. До освобождения Сребреницы сербской армией в июле 1995 года солдаты Орича разорили и сожгли более сотни сербских сел, расположенных неподалеку от злополучного города. О цинизме подчиненных Орича свидетельствует и тот факт, что практически все нападения, в результате которых за три года войны были убиты 3870 сербов, происходили в дни православных праздников.

Голландские военные из миротворческого контингента, следившие за обстановкой в "демилитаризованной" Сребренице, никаких попыток остановить убийства мирного населения не предпринимали, делая вид, что просто не замечают находящихся в городе мусульманских военных. К июлю 1995 года Сребреница являлась плацдармом армии боснийских мусульман в глубоком тылу сербов, с которого регулярно атаковалась сербская территория. Нанести ответный удар сербы не могли — статус "защищенной зоны" гарантировал солдатам Орича защиту международного сообщества.

В конце концов сербы решили взять Сребреницу в кольцо, оставив коридор для отхода мусульман к Тузле.
После падения Сребреницы Младич предложил бойцам 28 дивизии сдать оружие и гарантировал им статус военнопленных. Но 28 дивизия отвергла предложение и с некоторым количеством мирных жителей стала прорываться через сербскую территорию к Тузле и при этом погибло несколько сотен мусульманских боевиков.

На территории Восточной Боснии все три года шли бои с мусульманскими силами, и всех своих погибших солдат и гражданских в тот период мусульмане часто хоронили на этом узком пространстве в групповых могилах, которые сейчас раскрываются как захоронения мнимых жертв геноцида…

"Я бы предпочла, чтобы он покончил с собой, чем сдался в Гаагу. Бог ему судья, а не Гаага. Я знаю, что мой сын и муху бы не обидел", - в свое время якобы сказала мать Радована Караджича.

Как серб Караджич доверял только сербам. Ничто не могло его заставить покинуть свою страну. А своей страной он считал и Республику Сербскую (РС), и Черногорию, и Сербию. Он любил сербские горы, сербские песни и особую сербскую кухню. Он долго был очень популярен в РС. Там можно было долгое время видеть на видных местах портреты Радована Караджича с озорным выражением лица и надписью на английском языке: "Не прикасайтесь к нему!".

В диких горах восточной Боснии в селах Челебечи, Борье, Чехово и Зават, из года в год под бутылку сливовицы, передаваемой из рук в руки, под музыку гуслей, слышалось вновь и вновь: "За Радована мы все готовы умереть, наш Раша живым никогда не сдастся".

О том, как он скрывался, сложены легенды. Его видели в черном "Мерседесе", потом в старой оранжевой югославской "Заставе", видели, как готовит себе укрытие в церкви 19 века в городе Рудо, как посещает церковь в Челебичах, как пьет кофе в Добринье… Рассказывали, что за ним стоит народ, полиция, церковь и многие политики. И не только в РС, но и в Сербии и Черногории. Рассказывали, что поддержка церкви и местных полуподпольных бизнесменов имеет для него ключевое значение в восточной Боснии. Малые города Рудо, Чайниче, Вишеград и Фоча считались центром его королевства. Говорили, одно время он был переодет в монаха.

Рассказывали, что в его окружение входят, по крайне мере, 300 тяжело вооруженных сербских спецназовцев и снайперы. Что у охраны на вооружении находятся ручные противотанковые ракеты и ракеты типа "Стингер". Что все это распределено в несколько колец обороны, все бойцы преданы ему и готовы за него погибнуть только, чтобы Радован остался на свободе. Говорили, что он постоянно передвигается, никогда не ночует более двух раз на одном месте, что пастухи в горах служат его разведчиками, сообщающими о любом выдвижении сил НАТО со своих баз, а водители тяжелых грузовиков, груженных деревом, на протяжении многих лет передают ему весточки от матери и брата. Густые боснийские леса якобы укрывали его от любопытных взглядов, а одно время и американский спутник-шпион был направлен на лесные дебри Перучицы в восточной Боснии.

Считалось, что попытка его захвата и возможное кровопролитие при столкновении с его охраной, было бы для НАТО "непредвиденным риском", таким, что ни одно правительство на Западе не бралось за это. В РС, особенно в восточной Боснии, ликовали после провала натовских операций "Танго" и "Янтарная звезда", в ходе которых спецназ НАТО искал Караджича в боснийских лесах около Челебича на высоте около 1000 м над уровнем моря. Незадолго до этого в этом районе, якобы, появился двойник Караджича. НАТО промахнулось. Оно, пытаясь, поймать Радована Караджича, действительно, промахивалось не менее четырех раз.

Потом пошли разговоры, что Караджич находится где-то очень далеко, за семью морям, за семью океанами, в изгнании "со всеми удобствами", с комфортом, при американских гарантиях, с личными телохранителями, с банковским счетами в Греции и на Каймановых островах. Будто он свою безопасность и укрытие оплачивает крупными суммами, что денег у него предостаточно, а деньги появились после т.н. аферы "Кувейтские динары". Будто бы Садам Хусейн в августе 1990 года захватил в кувейтской государственной сокровищнице сотни миллионов кувейтских динаров. Затем эти динары чудесным образом оказались в Боснии и Герцеговине, как помощь Алие Изетбеговичу. Но об этом узнали бывшие "братья" хорваты и сербы. Они в ходе совместной операции напали на хранилище денег и поделили кувейтские динары. Затем обменяли их в оффшорных зонах по курсу один динар за двадцать центов. Тогда и некоторые близкие советники Караджича якобы отправились на Каймановы острова…

На протяжении этих долгих лет Радована не забывали ни друзья, ни враги. В Пале, например, SFOR (Stabilisation Force in Bosnia and Herzegovina) организовали агиткампанию под названием "Радован, мы про тебя не забыли!". На рекламных щитах и стенах зданий были расклеены плакаты двух типов. На одном со слоганом "Единственный подарок" и "Скоро!" изображена догорающая свеча, на другом СФОРовцы изобразили билет на самолет "Сараево-Гаага" на имя Караджича.

Но вот Караджичу все-таки довелось отправиться этим маршрутом.

21 июля Караджич предстал перед всей мировой общественностью в образе эксцентричного старца доктора Драгана Давида Дабича, который, как оказалось, на протяжении долгих лет спокойно жил в Белграде, занимался нетрадиционной медициной, читал лекции на темы вроде "Соотношение смирения и медитации". (Кстати, до сих пор можно зайти на личный сайт доктора Дабича в интернете).

Хозяин кафаны ("Луда кућа", что переводится как "сумасшедший дом"), в которую частенько заходил Караджич, впоследствии рассказывал журналистам о своем посетителе: "Радован Караджич пришел сюда впервые полтора года назад и представился как Драган Давид Дабич. Спросил можно ли войти. Сел рядом с гуслярами, разговаривал с присутствующими и слушал гусли. Пил сливовицу...

В тот вечер, помню, всем в кафане он сказал: Дети мои, вы – сербское богатство, всегда храните гусли и традиции. Потом попросил гусли, сыграл одну песню. Он не пел и был как-то потрясен. Отлично играл, мы просили его продолжить, но он не захотел. Пробыл здесь целый вечер и потом иногда заглядывал. Всегда сидел вот так, глядя на свое и Младича фото".

Согласно материалам сербской газеты "Глас явности", Радована Караджича вечером 18 июля взяли сотрудники Группы по захвату подозреваемых в военных преступлениях, состоящей из спецназовцев БИА (сербская госбезопасность) и ВБА (сербская военная разведка). Операцию БИА и ВБА в течение нескольких недель активно помогали готовить ЦРУ и МИ-6.

Газета отмечает, что Радован Караджич спокойно вошел в автобус, хотя, якобы, сразу заметил двух подозрительных лиц в гражданском, вошедших в автобус на той же остановке, что и он. Он сел и принялся за чтение книги, делая вид, что ничего подозрительного не заметил. Автобус уже с самого начала сопровождал белый автомобиль с двумя оперативниками. Караджич этого не видел.

Как он якобы сказал на первом допросе, в голове у него вертелись мысли совершенно не о том, что произошло дальше. На одной из ближайших остановок в автобус быстро вошли еще двое в гражданском, и встали возле него. Другие же двое сидели где-то за ним, так, что он их не видел. На следующей остановке все четверо быстро подошли к нему, без слов и шума они схватили его с двух сторон под руки, и умело вывели из автобуса.

По другой версии, "гуляющей" не первый день в сербском интернете, подошедшие надвинули Караджичу его широкую шляпу на лицо, а один из них негромко, но так, что сидящая рядом женщина услышала, сказал: "Молчать! Мы ходим за тобой уже пятнадцать дней". Здесь же стоял второй автомобиль, который на большой скорости повез Караджича в неизвестном направлении. Затем его три дня продержали в каком-то помещении размером два на три метра. Судя по маршруту, поворотам, подъемам и спускам, Караджич предполагает, что его держали в Институте безопасности. Затем его отвезли в здание Особого суда на улице Восстания.

Сербские СМИ отмечают, что пока нет точных данных, как было определено местонахождение Караджича. Этим занимались иностранные спецслужбы. По одной из версий, главную роль сыграли его личные контакты, особенно телефонные переговоры. По другой версии, "узкий круг лиц в государстве" давно знал его новые личные данные.

На первом допросе Караджич якобы сказал, что за пятнадцать дней до захвата обнаружил слежку за собой, но не захотел, будто бы, пытаться уйти от нее, как делал много раз до этого за долгие годы подполья. Вполне возможно, что это именно так. По крайней мере, арест Караджича и последующие его выступления в МТБЮ может принести гораздо больше пользы сербским патриотическим силам, нежели это могла сделать его тихая жизнь в подполье.

Сразу же после появления новостей об аресте к зданию Специального суда по военным преступлениям стянулось огромное количество молодых людей, членов патриотических объединений. Их арестовывали и увозили, но приходили другие…

Грустно… Уходят с исторической сцены мощные фигуры, олицетворявшие служение идеальному, харизматические лидеры, способные вести за собой народ к самым невероятным целям. Саддам, Фидель… вот и Радован взят в плен силами, провозгласившими конец истории.

Караджич для самих сербов стал препятствием на пути к лучшей жизни, на пути в чудесную Европу. Только один вопрос возникает к тем сербам, которые радуются очередной продаже своего соплеменника. Радуются потурченцы в Сараево, радуются шиптары, радуются усташи… и радуетесь вы. Не кажется ли вам, что что-то здесь не так?

Поэтому всем вам на зло: Živeo Radovan Karadžić!




Milan Stoletovich

0

2

Лимонов и  Караджич

http://www.youtube.com/watch?v=kcCFJAfLTJE

0


Вы здесь » Форум НБП-Киев » Личности » Радован Караджич - великий сын сербского народа