Форум НБП-Киев

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум НБП-Киев » Политика » Нацболы в Санкт-Петербурге: образы и повседневность


Нацболы в Санкт-Петербурге: образы и повседневность

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Нацболы в Санкт-Петербурге: образы и повседневность
А.Топорова, июль 1998 г.

Статья посвящена повседневной жизни и деятельности Санкт-Петербургского отделения Национал-Большевистской партии. В статье не рассматриваются вопросы идеологии национал-большевизма, не анализируется программа партии. Целью исследования являются изучение практик повседневности и субкультурных аспектов существования нацболов в Санкт-Петербурге. "Партия" понимается в исследовании не как актор политического действия, а как сообщество молодых людей, объединившихся под знаменем национал-большевизма.

Критерием выбора объектов исследования было членство в Национал-большевистской партии. Однако, далеко не все члены НБП являются "нацболами". Нацболами я буду называть в дальнейшем постоянных участников "партийной" субкультуры. Исследовательская стратегия и методы исследования. Методами моего исследования являются открытое наблюдение и нарративные биографические интервью. Доступ к полю мне удалось получить благодаря моим давним знакомым - Ирине и Алексею. Они доброжелательно отнеслись к моей работе: подарили мне программу партии и пригласили на "партсобрание", которое "нацболы" проводили тогда (конец июня - июль 1998 года) в Таврическом саду. До этого у "нацболов" было помещение - подвал ("бункер") на Потемкинской улице. Помещение предоставлял какой-то предприниматель. После очередной пьянки "лимоновцев", окончившейся вызовом в милицию помещение предприниматель отобрал. Позже-с конца июля 1998 г. и до сих пор - "нацболы" обосновались в помещении райкома "обкома" КПСС (бывшее РЭУ) на улице Крапивной. Я пришла на встречу с национал-большевиками к станции метро "Чернышевская". И первое ощущение от встречи было негативное, - непонятно, как разговаривать с неопрятными, некрасиво одетыми, громко матерящимися "гопниками". Среди них были девушки, которых происходящее ничуть не смущало. Тут же они продавали "Лимонку", причем торговля шла вполне успешно. Потом все оправились в Таврический сад, где, пугая гуляющих, заняли несколько скамеек и начали собрание. Хорошо, что все это время они не проявляли ко мне никакого интереса, а то я просто не успела бы сообразить, о чем с ними говорить, как представляться и т.д. Трудно было представить, что наблюдение, а уж, тем более какие-то откровенные разговоры состоятся Во вторую встречу я познакомилась с Андреем Гребневым, председателем Петербургского отделения НБП, который и проводит "партсобрания". Я сказала ему, что я социолог и пишу статью о Национал-большевистской партии. Гребнев представил меня всем, кто был на собрании, попросил оказывать мне помощь, пригласил к себе в гости. Для того, чтобы исследование получилось, мне нужно было прежде всего отбросить собственные представления, не думать о том, нравятся они мне или нет, а просто увидеть их повседневную жизнь. Для этого нужно было обозначить свой статус в исследовании так, чтобы "нацболы" могли общаться со мной как "со своим человеком", но, в то же время сохранить такую дистанцию, которая позволяла бы мне оставаться "человеком со стороны" - для того, чтобы избежать активного участия в их повседневной жизни. Известный австрийский социолог Roland Girtler писал в своих "10 заповедях полевого исследования", что настоящий социолог должен уметь "пить, есть и спать в любом количестве и в любое время". Я честно старалась соблюдать эти заповеди, что было очень нелегко, а временами и опасно (дешевая водка, пьяные драки, милиция и т.д.). Мне пришлось разрабатывать определенный стиль общения с нацболами, учиться понимать их язык и разговаривать на нем. Сейчас я могу сказать, что у меня сложились приятельские отношения с некоторыми национал-большевиками. Они приглашают меня на свои акции, дарят плакаты и листовки. В ходе исследования было взято 7 интервью: 3 из них были записаны на диктофон, остальные информанты отказывались от записи. В ходе интервью предполагалось выяснить биографические данные информантов, также разговор шел об их партийной работе и повседневной жизни. Поскольку мои информанты - молодые люди (старшему из них - 30 лет), разговор шел в основном о проблемах учебы в школе, других учебных заведениях, взаимоотношениях с родителями, планах на будущее. Должна признаться, что получить из интервью какие-либо сведения о повседневной жизни в рамках членства в НБП и принадлежности к субкультуре "лимоновцев", было трудно. Информанты охотнее предлагали посмотреть на то, как они живут и принять участие в их жизни, нежели вербализовать свой опыт.

МОТИВЫ И СЦЕНАРИИ ВСТУПЛЕНИЯ В НБП.

Сложнее всего было выяснить мотивы вступления в партию и активного участия в ее деятельности. Мотивы отличаются у нацболов разного возраста и имеющих разный образовательный статус. Можно отметить следующие мотивы вступления в НБП:

1."Школа мерзкая, отвратительная... Во дворе, кто не наркоман, тот пьяница… С бабами скучно: у них на уме только тряпки, пьянки, дискотеки… А тут прочла пару номеров "Лимонки", оказалось, что очень умная, злая газета, пошла на акцию. Партия - это дело!" (Ксюша, 16 лет, член НБП с весны 1998 г., учащаяся техникума).

2. "Я политикой интересовался всегда. Родители выписывали всегда газеты политические, "День", "Завтра", журналы "Наш Современник", например. Очень мне не нравится то, что сейчас в стране происходит. Года два назад прочел Лимонова "Это я -Эдичка!", безумно понравилось, потом стал читать "Лимонку", понял: это мое! Вступил в партию. Родители не поняли сперва, считают, что это слишком радикально, но сейчас смирились." (Андрей, 19 лет, студент истфака СПб государственного педагогического университета).

3. "Мне понравились ребята, они молодые. Они еще чего-то хотят, борются против чего-то... Мне тоже захотелось побыть молодым. Не хочу этой буржуазной жизни. Молодость я продлеваю, понимаешь?" (Алексей, 29 лет, журналист).

Можно предполагать, что к участию в деятельности НБП в Петербурге информантов подталкивает, в первую очередь, протест. Неважно, против чего - "отвратительной школы" или "буржуазной жизни". Возможность борьбы, настоящего дела, принадлежности к группе единомышленников. Существует два основных сценария прихода в партию.

Прочитав "Лимонку", желающий вступить в партию заполняет анкету, печатающуюся в каждом номере, и посылает ее в Москву или в региональную штаб-квартиру. Спустя какое-то время с ним связываются и приглашают на акции и партсобрания. Таким образом, "Лимонка" стала "не только коллективным агитатором, пропагандистом, но и организатором." Сетевой сценарий: в партию приводят знакомые. Иногда вступают целыми компаниями. В партию приходит много любопытствующих, но остаются далеко не все. "Все хотят революции и романтики, а заниматься прозаическим дерьмом... Подготовка революции - никакой романтики нет абсолютно. Стоять с газетой "Лимонка" у метро, когда тебя менты шпыняют... или никто не покупает и холодно, и ты один как идиот, и все на тебя смотрят как на последнего фашиста... Но, тем не менее, все это нужно. И я считаю настоящими людьми, тех, кто это понимает" (Интервью с Гребневым). Как особый случай сетевого сценария можно рассматривать гендерный сценарий прихода в партию: молодой человек вступает в НБП, а за ним следует верная girl-friend. Важно отметить, что почти все "лимоновцы" уже имеют субкультурный опыт. Многие были панками, хиппи, принимали участие в других политических движениях (анархисты, зеленые, РНЕ).

ПЕТЕРБУРГСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ: КУЛЬТУРА И СУБКУЛЬТУРА.

По данным различных источников, Санкт-Петербургская ячейка НБП насчитывает более 100 человек. Активистами из них являются 30-40 человек. Внутрипартийная структура больше всего напоминает организацию "пионерского отряда". Во главе регионального отделения партии - председатель. Активисты в Петербурге поделены на 3 звена; также в "партии" есть человек, отвечающий за продажу газеты "Лимонка". Он не входит ни в какое звено, а подчиняется председателю. Звенья не равны количественно. Первое звено - 29 человек. Это единственное звено, объединенное по территориальному признаку: все его члены проживают на Гражданке. Гребнев называет его самым активным. Второе звено насчитывает 7 человек, третье - всего 3 человека. Не все члены партии включены в звенья, а лишь самые активные. Активных нацболов можно разделить на три возрастные группы: "Партийная молодежь" - 13-18 лет; "Самые активные" - 19-24 лет; "Старшие" - 25-30 лет. Следует отметить, что существуют также "пожилые" члены НБП: например, разочаровавшиеся в деятельности различных "левых" и "правых" организаций пенсионеры, и родители некоторых "лимоновцев", вступившие в партию по просьбе своих детей (авторитет нацбола у "товарищей по партии" вырастет, если он окажется хорошим пропагандистом и приведет в партию новых членов). Однако, эта возрастная группа не представляет интереса для моего исследования, т.к. не вовлечена в субкультуру.

Среди членов НБП есть, по словам Гребнева, "люди разные": рабочие, студенты, учащиеся ПТУ, "молодежь интеллигентных профессий". Петербургское отделение НБП (единственное в стране) имеет спонсора. Некий предприниматель ежемесячно дает А.Гребневу, по его словам, 1000 долларов (рублями по текущему курсу) на "партийную работу". Показателями активного (реального) членства в НБП являются: Посещение еженедельных собраний партии: Собрания проходят раз в неделю ( по понедельникам) в помещении( комната 10 метров без стульев и света), которое Национал большевистской партии предоставил обком КПСС во главе с В.Леоновым, депутатом ЗакСа Ленобласти, помощником которого является Председатель НБП в Питере А.Гребнев. Собрания всегда ведет он. На собраниях обычно обсуждаются: партийная дисциплина (понимание основ дисциплины складывается обычно из личного отношения Гребнева к деятельности того или иного члена партии, т.е. кому-то прощается все, а кто-то все время не прав); итоги проведенных и подготовка предстоящих акций; "последние новости" из Москвы, т.е. распоряжения Лимонова; сочинение лозунгов, которые потом появляются на стенах петербургских домов (они и составили в значительной мере известность НБП). Во время одного из собраний Гребнев потребовал от "товарищей", чтобы они писали не "Н.Б.П." как раньше, а "НБП". Кто-то из знакомых сказал Гребневу, что "в аббревиатурах точки не ставят", и писать так - значит "позорить партию". Гребнев также собирает членские взносы и деньги от продажи "Лимонки". Уплата членских взносов: Членские взносы составляют 10 рублей в месяц для тех, кто работает, и 5 рублей в месяц для тех, кто учится и для безработных. На собраниях Гребнев постоянно требует платить взносы вовремя, т.к. "нацболы" предпочитают тратить лишнюю "пятерку" или "десятку" на пиво, а не на партийную борьбу. Продажа "Лимонки". "Лимонку" может продавать любой из членов партии. Ее продажу контролирует отдельный человек. Правда, ему все время приходится обращаться к Гребневу, чтобы тот собирал деньги за "Лимонку" лично: деньги от продажи газеты часто используются для личных нужд. Раньше один номер "Лимонки" стоил 1 рубль, в связи с изменением курса доллара и всеобщим подорожанием Гребнев распорядился продавать газету за 50 копеек. Таким образом, продажа газеты оформляется как политическая акция. Продающие "Лимонку" обязательно сообщают покупателям, почему газета подешевела. Сейчас питерские "нацболы" стали также продавать газету своих рижских коллег "Генеральная линия", которую рекламируют как запрещенную в Латвии. Иногда питерские нацболы выпускают также свою газету "Смерч". Она выходит нерегулярно. Выпуск зависит от наличия или отсутствия денег. Участие в акциях: "Нацболы" очень активны. Они постоянно не только устраивают свои пикеты и демонстрации, но и принимают участие в акциях других движений. Особенно активны они были в период с июля по ноябрь 1997 г. - провели более 30 различных акций. С 1998 г. акции "нацболов" становятся более красочными. На их выступлениях всегда много знамен, транспарантов. Например, когда "лимоновцы" отправлялись в "Поход на Москву" (вместе с "Трудовой Россией"), у 25 пришедших на манифестацию "нацболов" было 19 различных знамен и лозунгов. Сами акции устраиваются по самым разным поводам. В орбиту политической борьбы НБП одновременно входят хозяева ночных ларьков (потому что продают русскому народу вообще и нацболам в частности некачественную водку) и Джордж Сорос (потому что насаждает "чуждую нам американскую культуру”), Собчак и последний российский император... Акции имеют "оригинальные" названия и, как правило, неплохо "поставлены". Например, "возложение "красной метлы" к памятнику В.И. Ленина у Финляндского вокзала (22.04.98), возложение венка как подарок на день рождения Собчаку (09.08.97). день рождения Л.П.Берии (30.03.98). Цель акций НБП - как можно ярче и "круче" заявить о себе. Они приходят практически на все политические акции в Петербурге, независимо от их направленности и "показывают там себя". Это приводит в партию новых членов и создает нацболам имидж в средствах массовой информации. Сценарий акции придумывает обычно Гребнев. Он говорит, что "главное, чтобы было громко, чтобы было не скучно". О времени и месте акций члены партии узнают по телефону. Заканчиваются акции обычно коллективной пьянкой, а для некоторых участников приводом в милицию. Нацболы говорят, что в последнее время (особенно, после пикетов у американского консульства против НАТОвских бомбардировок Югославии) милиция стала относиться к ним гораздо лучше. Например, задержанные около консульства имели возможность свободно ходить по отделению, милиционеры угощали их сигаретами, выражали солидарность с "борьбой против НАТО". С октября 1998 г. пикеты нацболов посвящены, главным образом, борьбе с наркотиками. Проходят подобные акции обычно на станциях метро Невско-Василеостровской линии ("Ломоносовская", "Пролетарская", "Елизаровская"). Нацболы считают, что на эти станции метро являются "точками кавказской наркомафии". Борьба с наркотиками представляется интересным феноменом проявления активности нацболов. С одной стороны, многие члены партии имеют опыт употребления наркотиков. С другой стороны, такие акции должны создавать "позитивный образ НБП", прежде всего у городских коммунистов- депутатов различных уровней. В то же время антинаркотические призывы направлены против "лиц кавказской национальности", т.к. по мнению нацболов именно они являются основными торговцами наркотиками. Расписывании стен лозунгами НБП и расклейка листовок. Благодаря надписям "Лимонов", "НБП", "Убей Хача!", "Ешь богатых!", которыми "нацболы" изрисовали весь город, о них теперь знают все. Занятие это очень увлекает членов партии. Лозунги придумываются на собраниях. Гребнев выдает на каждом партсобрании краску для надписей и клей для расклейки листовок. Вербовка новых членов партии. В газете "Лимонка" появился "Приказ по партии": увеличить количество членов НБП до 5 000 человек. Каждый из питерских активистов должен привести в партию, по меньшей мере, двоих своих знакомых.

"МЕСТНЫЙ ФЮРЕР"

Можно сказать, что Национал-большевистская партия в Санкт-Петербурге стала заметной и активной благодаря А.Гребневу, лидеру НБП в Петербурге с мая 1997 года. Именно он занялся "партийным строительством", а также проведением пикетов и акций: "Стал я лидером партии по одной простой причине, потому что лидера не было" (Интервью с Гребневым).

В 1996 г. Национал-большевистская партия в Санкт-Петербурге, по словам Гребнева, " к сожалению, не являлась партией". В нее входило 15-25 студентов, которые не проводили ни пикетов, ни акций, а просто "пили в партийном бункере". Будучи человеком активным, желающим действий, он, став Председателем НБП в Санкт-Петербурге, провел в течение 2 месяцев более 60 акций. Результатом его действий явилось, по его мнению, то, что "наконец появилась партия". Свое положение в партии Гребнев определяет так: "Я председатель и секретарь регионального отделения партии, и ответственный за газеты регионального отделения партии, корреспондент "Лимонки" в Санкт-Петербурге, снабженец регионального отделения партии... Кто угодно...". Недавно Гребнев назначил себя еще и Координатором НБП по Северо-Западному региону. Андрей Гребнев родился в Ленинграде в 1975 году. Его мать - учительница, а отец военнослужащий (сейчас в отставке), дед Гребнева был 1 секретарем Лужского горкома КПСС, членом бюро обкома КПСС (сейчас на пенсии и остается активным членом КПРФ). У Гребнева есть брат Сергей, тоже активный член НБП, недавно они приняли в партию отца. Образование у Андрея - неполное среднее. "Образование я завершал в спецухе (Специальное ПТУ для подростков - А.Т.)". В армии не был: "закосил через психушку". После спецПТУ работал на заводе токарем. Однако, работа на заводе мешала политической деятельности (и наоборот). Теперь он на заводе не работает, а является "освобожденным работником", "профессиональным революционером". Всегда интересовался политикой. Еще в юности, когда он был панком, Гребнев ходил на митинги Демократического Союза. Потом стал анархистом, но разочаровался в питерском анархистском движении: "понял, что это несколько не те люди, которых я представлял себе анархистами. То есть, вот не те, которые на баррикадах в Испании, а те, которые в пивбарах андеграундные. Я тогда считал, что надо побольше партий хороших и разных , и будет анархия. Главное - сопротивление системе". В Национал-большевистскую партию Гребнев вступил потому, что увидел: "одну систему сменила другая". В партию он вступил, прочитав "Лимонку". Партия тогда "партией не являлась", и Гребнев начал "партийное строительство". Сейчас он стал достаточно заметной фигурой среди питерских "право-левых" политиков, пытался стать депутатом местного совета, собирается выдвигаться в ЗакС. Гребнев пишет стихи о любви, анархии и терроризме. Любит читать. Его любимые писатели: Чарльз Буковски и Луи-Фердинанд Селин. Вообще, увлекается искусством, благодаря своему положению в НБП подружился в последнее время с художниками, музыкантами и прочей "богемой". Ходит на разные "светские" мероприятия. Для "нацболов" он - непререкаемый авторитет. Его называют - "местный фюрер". Сам себя он называет "гауляйтером по Питеру". В последнее время, правда, авторитет Гребнева стал падать. Произошло это из-за изменений в его личной жизни. Гребнев собрался жениться. Но не на девушке из НБП. Невеста Гребнева не одобряет партийной деятельности. Борется с пьянством Гребнева и его друзей. Нацболы не одобряют того, что Гребнев стал прислушиваться к кому-то, кроме "партийных товарищей", перестал быть "свободным человеком", постоянно готовым к пьянству, приему гостей и т.д.

"ПРОСТЫЕ" АКТИВИСТЫ.

Юноши и девушки (от 18 до 27 лет), главным образом, из новых районов. С низким уровнем доходов (стипендии ПТУ и техникумов; зарплаты неквалифицированных рабочих). Много пьющие (как в "партийной" жизни, так и вне ее), употреблявшие наркотики (членство в НБП заставляет многих бросить). Активисты, за редким исключением, холосты. И, вообще, у "нацболов" есть "проблемы с девушками". На одном из собраний Гребнев даже требовал, чтобы каждый из активистов "познакомился с девкой, влюбил в себя и привел ее в партию". Вот как говорит о своих партийных товарищах одна из информанток (17 лет): "Люди нормальные, а чего? Туповатые, конечно, некоторые, но все равно... Туповатые, они и есть туповатые...Слегка.. Некоторые очень фанатичные. (Интервью № 3).

Некоторые члены СПб отделения НБП имеют "проблемы с законом". В основном, это учет в инспекции по делам несовершеннолетних, условные (или уже отсиженные сроки) за драки и хулиганство в нетрезвом виде. Это хулиганство может иметь политические мотивы, а может быть просто проявлением пьяной агрессии. Один из нацболов разбил, находясь в нетрезвом состоянии, 17 рекламных щитов на Московском проспекте. Он говорит, что сделал это, протестуя против "надвигающейся американской цивилизации". Такие истории постоянно рассказываются и пересказываются в среде нацболов. Участники подобных событий становятся героями. Внешний вид и атрибутика. "Нацболы" стараются одеваться в черную одежду: кожаные куртки (если позволяют средства), грубые ботинки ("хайкинги"). Также очень распространена одежда military. Вещи приобретаются, в основном, в магазинах second-hand, т.к. "нацболы" люди не богатые. Многие бреют голову налысо (a la skinheadы). Это делать необязательно, но короткая стрижка предпочтительнее длинных волос. Одежда, как правило, грязная и заношенная (как у панков). На акции и другие праздники на рукава одевают красно-бело-черные повязки с серпом и молотом в середине. Также носят значки- красно-бело-черный кружок с серпом и молотом в середине. Лица "нацболов", в том числе и девушек, часто украшают синяки, царапины - последствия пьяных драк. Рекомендуется также сделать на левом предплечье татуировку - изображение "лимонки", то есть гранаты Ф-1. Из партийной кассы специально выделяются деньги на покупку туши. Однажды при мне делали татуировку 16-летней Ксюше. В качестве наркоза использовалась водка. Вообще процедура проходила в чудовищной антисанитарной обстановке. На мои слова: "Ксюша, зачем тебе это надо? Татуировка- это же на всю жизнь.... " Ксюша ответила: "Партия это тоже на всю жизнь!!!". Гребнев, присутствовавший при этом сказал, что он так проверяет "верность партии".

ПОВЕДЕНИЕ В ПУБЛИЧНОМ ПРОСТРАНСТВЕ.

Очень агрессивны по отношению к окружающим. Злобные лозунги. Демонстрация собственной силы. Громкая речь, матерная ругань. Публичное пьянство. "Ничего не стесняются", за что часто попадают в милицию. Перед каждой акцией "нацболы" готовятся "заколбасить" кого-нибудь из идейных противников. Обычно это остается только желанием (исключая несколько драк с молодыми христианскими демократами), а драки происходят по другим причинам, далеким от идейных. Как правило, это выяснения отношений с кавказцами около ночных ларьков.

ОТНОШЕНИЯ ВНУТРИ ПАРТИИ.

Сильна солидарность. Партия - это "семья". Все "нацболы" должны помогать друг другу: едой, деньгами, кровом. Защищать друг друга: "За своего мы бьем больше и сильнее" (Интервью № 1). Солидарность "нацболов" хорошо характеризует следующая устная история: один член НБП расписал подъезд и двор, где жил, лозунгами НБП . Его поймали местные "гопники" и избили. Потребовали, чтобы он стер надписи НБП, иначе, его будут бить снова и снова. Молодой человек не вынес этого, пришел домой и повесился. "Нацболы" приехали туда, где жил молодой человек, встретились с "гопниками" и "отправили их в реанимацию". Потом дали семье погибшего "нацбола" из партийной кассы 500 рублей на похороны.

Из партийной кассы также оказывают единовременную поддержку нуждающимся. Платят штрафы за "нацболов", задержанных во время акций. Активные партийцы стремятся проводить время в своей компании. Выпивают почти всегда вместе. Пьют много, дешевую водку. Например, однажды мне с гордостью рассказали, как четверо "нацболов" (из них одна девушка) выпили за сутки 16 бутылок водки. Часто пьянки заканчиваются скандалом, дракой как с публикой у ларьков, так и между собой. Пьянство, вообще, большая проблема для СПб отделения НБП. Например, акция 17 июля (против похорон царской семьи) не удалась из-за того, что несколько активистов накануне напились и попали в милицию. На время "Похода на Москву" (акция совместно с "Трудовой Россией") Гребнев хотел установить "сухой закон". Объясняя товарищам, что "если ты пьян во время акции, ты - хулиган,; если трезв, то - революционер.". Пьяный "колбасит" просто так, а революционер за идею.

ЯЗЫК.

У нацболов не существует какого-то особенного сленга. Их язык достаточно груб. Много ненормативной лексики. Можно сказать, что нацболы , в основном, используют сленги, принесенные из других субкультур (например, панковской или криминальной). Друг к другу они обращаются "товарищ". Иногда на "вы". Очень забавно это выглядит на партсобраниях, когда Андрей Гребнев обращается к кому-нибудь из "товарищей" на "вы" с длинной речью, состоящей, главным образом, из нецензурных слов.

ЛИТЕРАТУРА, МУЗЫКА, ФИЛОСОФИЯ, КИНО.

Общих пристрастий у нацболов нет. Некоторые ничего кроме "Лимонки" не читают. Однако, в "Лимонке" публикуются списки книг, которые настоящий нацбол должен прочесть обязательно. Помимо произведений основателей партии Эдуарду Лимонова и Александра Дугина в этот список попадают неожиданные книги ("Хлыст" Александра Эткинда, книги Юлиуса Эволы, сочинения Сталина, и т.д.). Однако это далеко не всегда соответствует тому, что читают нацболы.

В "Лимонке" рекламируют также разные музыкальные проекты. Как правило, это альбомы дружественных НБП музыкантов. Питерские нацболы слушают, в основном, западную некоммерческую музыку (Einstuerzende Neubauten и т.д.), питерский панк-рок ("Машнин-бэнд" и т.д.), иногда музыку Сергея Курехина и "Гражданскую Оборону" Егора Летова. Также большой популярностью пользуются "фашистские" марши и музыка бывшей ГДР. Культовый фильм - "Ночной портье" Лилианы Кавани.

ГЕНДЕРНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ.

Девушек в НБП мало и их поведение и функции особенно не отличаются от поведения и функций молодых людей. Девушки точно так же дерутся, пьют водку. Среди них есть и фанатички, и те, кто приходит "просто потусоваться". Из бесед и чтения партийной прессы удалось выделить эталонные образцы поведения "лимоновца" и "лимоновки".

Настоящий член НБП должен быть (или стараться быть) "мачо": много пить, драться, иметь много любовниц, мечтать о революции и воплощать ее в реальности. Ненавидеть "козлов", "жлобов", "барыг", "клопье" и "овощей" (все, кто не сочуствует НБП). Девушка должна быть прежде всего "товарищем". "По-товарищески" она должна иметь сексуальные отношения с "товарищами по партии". Личные привязанности исключаются: главное-революция. Девушки из НБП должны быть красивыми, сексуальными и слегка сумасшедшими. Даже если на самом деле они таковыми не являются, члены НБП должны считать "своих девушек" самыми красивыми. Конечно, реальные нацболы и нацболки и их отношения между собой абсолютно не соответствуют этим образцам. Более или менее заявленному образцу нацбола соответствует А.Гребнев. О партийных девушках (которые должны считаться самыми красивыми) часто можно услышать, что "они и в партию пришли только потому, что такие страшные". Нацболы предпочитают искать себе девушек в других компаниях: среди тех, с кем вместе учатся или работают. Там к нацболам, однако, относятся настороженно. Найдя себе постоянную девушку, многие нацболы уходят из партии и начинают вести другой образ жизни.

http://www.geocities.com/CapitolHill/Embassy/8429/145_05.jpg

Шествие 9 мая 1998 года. Колонну НБП возглавляет Андрей Гребнев, трагически погибший в октябре 2004 года.

0

2

Статья хорошая,критики многовато.Именно НБП должно быть таким!  а то щас сопли слюни распустили по поводу полицейского режима.

0


Вы здесь » Форум НБП-Киев » Политика » Нацболы в Санкт-Петербурге: образы и повседневность